Медовая муха

48487

…Дед мой Павел Сафьянников был пчеловодом — страстно влюбленным в таинственный мир замечательных насекомых. До последнего дня жизни помнить буду его амбар, пахнувший мёдом, воском, сосновыми стружками, сухими травами, антоновскими яблоками. Помню воскотопку около пасеки, медогонку в сенях, ульи возле сада и единственную комнатенку в деревянном домишке — на столе всегда стояла глиняная плошка с мёдом, такая же — с творогом, и кипел самовар. Дверь в дом для всех была открытой: заходи — и сразу за стол. Дед летом ходил в опорках от валенок, в линялых штанах и латаной ситцевой рубахе. Был он пропитан запахом мёда и воска. Пчелы его не жалили, он осторожно снимал их с руки, с головы: «Лети. Лети работать». А в моменты хорошего настроения он еще приговаривал: «Пчелочка златая: жужу-жужу-жу…»

Я был у деда любимцем. Семилетнему малышу он всё показывал и рассказывал. Особо помню один разговор. «Вон видишь господский сад в поле? Пчёлы, если поставить там бочку с мёдом, перетаскают его в ульи меньше чем за неделю». Я с трудом верил…

В числе одомашненных человеком животных только два — насекомые: тутовый шелкопряд и пчела. Те и другие живут на Земле миллионы лет, то есть задолго до появления человека. Еще не зная животноводства и земледелия, занимаясь только собирательством, человек, несомненно, знал вкус меда и всегда стремился его добыть. Сначала это был просто разгром пчелиных гнезд, потом человек стал брать половину богатства пчелиного дома, понимая, что после зимовки летом он может снова вернуться к гнезду и снова взять половину запасенного меда. Потом человек стал готовить в деревьях дупла, и пчелы охотно в них поселялись. Теперь уже «свою половину» человек брал по праву «квартиросдатчика». Так появились «бортныеухожаи». Недавно я прочитал: рязанцы ходили на свои ухожаи в воронежские края на речку Усманку, а это речка, на которой я вырастал и близ которой стоял домишко и пасека деда Павла.

При общении с пчелами человек (повсюду, во многих местах) пришел к мысли: а не попробовать ли вырубить пчелиную борть из ствола дерева и перенести к дому? Так появились пасеки, состоявшие из древесных колод. Пчелы мирились с близостью человека и теперь уже «узаконенным» дележом меда. Но называть их животными домашними — большая натяжка. Покинув пасеку, пчелиный рой, как и миллионы лет назад, проживет без человеческой опеки. Пчелу правильнее называть прирученным насекомым.

Мед из сотов долгое время извлекался выжиманьем, выпариваньем. Пчелы при этом гибли. Рамочный улей — изобретение сравнительно недавнее. Принадлежит оно черниговскому пчеловоду (пасека с пятью тысячами ульев!) П. Прокоповичу, с гордостью дававшему первым своим изделиям имена: «Петербург», «Гоголь»…

Претерпев множество улучшений, рамочный улей распространился по всему миру. Рамки из ульев можно легко вынимать, на центробежной медогонке выбирать мёд и ставить рамки на место, побуждая пчел снова их заполнять. И теперь при хорошем взятке у пчел берут за лето много больше половины запаса меда на зиму, а если сбор не был хорошим, пасечник их будет подкармливать купленным медом или хотя бы сахаром. Такой союз больше выгоден человеку, но и пчёлы кое-что от него получают, например, пасечник их лечит — врагов и болезней у пчёл немало.

В здоровой семье («гудящий улей») живет до восьмидесяти тысяч неутомимых тружениц-пчёл. Пчелу все знают, наблюдая её летающей с цветка на цветок. Хоботком из цветов она вытягивает нектар, а на ворсинках тела невольно переносит пыльцу (мужское семя растений) на пестики (женские половые органы цветов). Таким образом происходит опыление (оплодотворение) растений. Восемьдесят процентов цветковых растений опыляются насекомыми, и главный опылитель из них — пчёла. Красочные ковры цветов на земле — это порождение древнего развившегося союза растений и насекомых. Пыльцу пчёлы собирают и для себя, перенося её в улей в специальных корзиночках на ногах. Это ценнейший белковый корм для расплода — растущих личинок.

Пчёлы действительно могут опустошить, как говорил дед Павел, бочонок с мёдом (не с нектаром, а уже с готовым к храненью продуктом), но никто бочонок мёда для них не выставит. Собирают пчёлы по капле цветочную сладость. Для сбора одного килограмма нектара пчела должна облететь в среднем пятьдесят тысяч цветков. Мёд — это «сваренный» в организме пчелы нектар, ценнейший питательный и лечебный продукт. Но по подсчётам специалистов, польза пчелы как опылителя растений в десять (!) раз превышает их пользу как производителей мёда.

Что представляет собой вот эта летящая трудолюбица, если её как следует рассмотреть через увеличительное стёклышко? Мохнатое, сложно устроенное существо со слюдяными крылышками — живой механизм, миллионами лет, до мелочи приспособленный для жизни в союзе с растениями. У пчелы пара фасетчатых глаз и три маленьких глаза на темени. Это позволяет охватывать зрением почти круговое пространство. А фасетчатые глаза расчленяют любое движение в секунду на триста отдельных моментов. Для человека двадцать четыре картинки в секунду, сливаясь, образуют движенье. Пчеле же наш фильм показался бы серией трех сотен неподвижных картинок.

Пчела имеет органы слуха, вкуса и запаха, расположенные в разных частях тела от хоботка до конца ножек. Пчела, меняющая в течение жизни несколько специальностей, является функцией сложного социального организма. Есть вид одиночных пчёл. Пчела же, входящая в семейную группу, в одиночку выжить не может. Поэтому семью пчёл называют иногда сверхорганизмом.

Живёт пчела предельно тридцать восемь дней, меняя в улье одну за другой несколько профессий, высшая из которых — сбор пыльцы и нектара. Каждое погожее утро она «заправляется» мёдом из расчета полграмма на километр и летит чаще всего уже по проложенному маршруту к знакомым цветам — иногда они близко, иногда далеко. В улье она отдаёт груз «кладовщице» и снова летит, ориентируясь по солнцу (и в облачный день пчела знает его положение в небе), и метит путь специфическим запахом — маячки запаха помогают ей без ошибки находить дорогу домой.

Последние дни, если дотянет до крайнего срока жизни, пчела выглядит утомлённой и измождённой — ворсинки на теле взъерошены, крылья обтрепаны, где-нибудь опустившись, она умирает. Никогда это не происходит в улье — зачем доставлять родственникам хлопоты мёртвым телом.

О том, что пчёлы жили на Земле десятки миллионов лет назад, свидетельствует янтарь. В прозрачных жёлтых кусочках окаменевшей смолы находят иногда пауков, муравьёв и пчёл. Выглядели те давние пчёлы так же, как выглядят и сегодня.

Мёд и воск издавна были важным предметом купли-продажи у человека. Наши предки наравне с пушниной поставляли этот лесной продукт в разные страны. Особое достоинство мёда состоит в том, что он не портится. Тело Александра Македонского, умершего в дальнем походе, на родину везли в ящике, заполненном мёдом.

Благодаря людям пчёлы расселились по всему свету. В Америке они появились после Колумба и расселялись в лесах Нового Света, на пятьдесят километров опережая расселенье людей. Индейцы называли пчёл «мухами белого человека».

Я мог бы рассказать несколько любопытных историй, связанных с пчёлами. Одна из них. Во время автомобильного путешествия по Америке в 1972 году мотор мощного нашего «Форда» начал вдруг греться и затихать. В штате Висконсин мы, кое-как дотянув до бензоколонки, рассказали о загадочном поведении автомобиля. «В нашем штате — это обычное дело, — сказал заправщик, он же и мастер в случае мелких поломок. — Идите сюда!» Парень поднял крышку капота, и мы увидели радиатор, забитый пчёлами. «Ясно?» — и пояснил: пасеки в штате расположены у дорог, это удобно — подъехав на машине, пчеловоды осмотрят ульи, заберут мёд и, сделав что следует, поедут дальше. Плохо пчёлам. Перелетая дорогу, они сталкиваются с автомобилями — одни растекаются желтыми пятнами на ветровых стеклах, других с потоками воздуха засасывают радиаторы. Явление это настолько частое, что помощь автомобилистам отлажена, как часы. Перед радиатором автомобиля механик наш подвесил одну из заранее приготовленных металлических сеток, сказав: «Езжайте. Пчёлам вдоль этой дороги, конечно, легче не будет, но машина будет работать, как надо».

Скоростные дороги, кстати, страшное место для многих животных. Во время большого путешествия по Америке мы видели сбитых оленей, козлов, раздавленных скунсов, змей, белок, птиц, енотов, лягушек. И то и дело приходилось смывать с ветрового стекла желтые пятна — следы столкновенья с машинами пчел.

В следующий раз мы продолжим беседу об этих удивительных насекомых.

В.Песков. «Пчёлочка златая: жужу-жужу-жу…». «Комсомольская правда», 14.07.2005

http://www.kp.ru/daily/23544.3/42019/

Написать ответ

... : ...