Заглянем в улей…

49140

Теперь заглянем в улей. Когда дед Павел, попыхивая дымарём, открыл крышку, увидев содержимое улья, ничего понять я не мог. По поднятой рамке ползали возбуждённые пчёлы. Каша из пчёл! Как они живут в такой тесноте, что делают? Дед, как мог, растолковывал, всё время окутывая меня пахучим дымом. Его пчёлы не трогали, а меня несколько раз ужалили, хотя был я в маске, залепленном воском халате и даже в перчатках.

Любой новичок ничего не сможет понять поначалу в суетливой жизни улья. Между тем жизнь эта изучена и описана во множестве книг. Некоторые авторы даже ставили царство пчелиной жизни в пример человеку. Это была, конечно, ошибка. Пчёлами, муравьями и другими общественными насекомыми управляют инстинкты — наследственная программа действий, человек же, тоже имея инстинкты, живёт все же по разуму, целенаправленно исследуя мир и приспосабливая его, частенько, правда, с большими издержками и ошибками, к своим всё время растущим потребностям и страстям.

Попробуем всё же понять кое-что в жизни дощатого домика, наполненного гулом его жильцов. Посмотрите на этот снимок. Тут мы заметим некий порядок, вызванный тем, что в средине чинно сидящих работниц улья присутствует пчелиная матка. Она не намного крупнее остальных пчёл, и в улье не сразу её заметишь. Но тут видно: это — царица, а это — её окруженье. Правительницу улья всё время обильно кормят, чистят, вылизывают. Дело матки — «червить», то есть откладывать в восковые шестигранные стаканчики яйца, каждые сорок секунд — яйцо. Но матка ещё управляет и жизнью улья. Вся информация, идущая от неё, — запаховая. В ученом мире запахи эти называются феромонами. Испуская тот или иной запах, немедленно разносимый всеми в улье, матка побуждает семью действовать нужным образом. Запаховый сигнал, как приказ на войне, подлежит неукоснительному исполнению. «Фоновый» феромон матки заставляет пчёл группироваться вокруг неё во время роенья. Пчеловод, огребая рой, стремится гусиным крылышком смахнуть в роевню матку. И пчёлы сразу соберутся вокруг неё.

Заметив ослабление матки (на пасеке за этим следит человек), пчёлы начинают растить иногда сразу несколько маток. Началом служит обычное яичко, но помещенное в более крупную восковую ячейку. Вылупившуюся личинку снабжают особо качественной пищей, и из обычного яйца вырастает матка. Если их несколько, первая убивает всех остальных еще в колыбели. Если появились матки одновременно, начинается смертельная драка, в результате которой «царицей» становится только одна, сильнейшая. Таково проявление в этом случае закона естественного отбора — дающий потомство должен быть сильным, здоровым. Утвердившую себя матку пчёлы довольно агрессивно побуждают к брачному вылету. И в тихий погожий день после полудня вылет такой происходит.

Кроме рабочих пчёл и матки, в гнёздах живут еще трутни — мужские особи пчёл, не способные ни к чему, кроме спариванья. Их задача — не проморгать вылет матки и немедленно устремиться за ней. В улье трутней немного. Отличить их можно по очень большим глазам — им важно заметить и держать матку в нужный момент в поле зрения. Много трутней из разных семей устремляются за невестой (тут мы видим соблюдение закона, пресекающего близкородственные «браки»). Считалось, что только один из трутней, самый зоркий и самый выносливый, чтобы подняться иногда метров на двадцать вверх, получает главный приз жизни. Но киносъёмка установила: оплодотворяют матку пять-шесть трутней. После любовной встречи все они погибают. А спермы, запасенной маткой в специальном кармане, хватает на всю её пятилетнюю жизнь. Яички, пройдя по яйцеводу матки, оплодотворяются. А если случается сбой, из неоплодотворенных яиц вырастают трутни. Судьба их всегда одинакова — после появленья в улье оплодотворенной царицы рабочие пчелы их изгоняют, и трутни гибнут от голода и холода, ибо не способны добывать для себя пропитанье.

Главные  обитатели в улье — рабочие пчёлы. Их тысячи. Вырастают они вобычной величины восковых ячейках из оплодотворенных яичек и, как уже сказано было, живут около сорока дней. За это время пчёлы последовательно меняют профессии: чистят сначала ячейки, в которые матка снова отложит яички, потом молодая пчела становится кормилицей — снабжает личинок едой: перетёртой и подслащённой нектаром цветочной пыльцой. Затем всё та же пчела становится «кладовщицей» — забирает у прилетевших пчёл сладкий их груз, в зобике «варит» из него мёд и тут же разносит его по хранилищам — восковым ячейкам — пища в запас. Затем короткое время пчела служит сторожем у летка, не пропуская в улей никого из сторонних. Феромоны играют тут важную роль «паспорта». И, наконец, высшая квалификация для рабочей пчелы — ежедневный облёт цветочных полей. Выбравшись из тесного и тёмного гнезда, пчела делает пробный облёт прилегающей к пасеке территории, «фотографирует» её в своей памяти и начинает неустанно работать, принося в улей цветочные сладости и пыльцу. Вся её жизнь теперь до последнего часа — в этих заботах.

Поиск нектара доступен каждой рабочей пчеле. Некоторые из них специализируются в короткой жизни своей на каком-нибудь одном из цветковых растений. Но каждая удачная находка пчелы становится достоянием многих сборщиц. Об этой разведочной информации пчеловоды давно догадывались. Но как удаётся сообщать о ней в ульи? Загадку разрешил австрийский ученый Карл Фриш. Наблюдая за поведением пчёл через стенки стеклянного улья, он обнаружил странные танцы прилетевших со взятком работниц. Блеснула мысль: информируют танцем, где и что надо искать. Тщательная проверка предположение подтвердила. Но многие открытию не поверили. К счастью, его можно было легко проверить. «Спрячьте блюдечко с мёдом, где захотите, и по характеру танца прилетевшей с ношей пчелы я укажу направление, где спрятано блюдце, скажу даже, на каком расстоянии оно находится», — говорил Фриш. Всё так и случалось. Сомневавшиеся аплодировали тонкому наблюдателю. За своё открытие ученый получил Нобелевскую премию. Кто хочет узнать подробности механизма пчелиной информации, может найти её описание в книгах.

Теперь посмотрим на соты. Шестигранные ячейки для хранения мёда и выращивания личинок слеплены из пластического природного вещества с названием воск. Кое-кто думает, что воск, как и нектар, трудолюбивые насекомые собирают с растений. Воск есть в природе, например, тонкой плёнкой покрывает некоторые плоды, предохраняя их от гниения. У пчёл же воск — производное мёда. Рабочие пчёлы «варят» его в своем организме, выделяя тонкие пластинки воска, твердеющие на воздухе. Другие пчёлы мнут из пластин шарики, изготовляя соты. Стенки сотов тонки, значительно тоньше бумаги, на которой сейчас я пишу, но конструкция их идеальна и очень прочна — сорок граммов воска сотов удерживают в конструкции два килограмма мёда…

Но первое, что я заметил, когда дед Павел поднял крышку улья, была холстина, приклеенная к верхней кромке улья. От клея шел знакомый мне запах. Вспомнил, что так же пахнут размятые в пальцах тополиные почки. Дед ласково потрепал мою голову: «Молодец!» Теперь я хорошо знаю: пчелиный клей (прополис) пчёлы добывают из почек ивы, тополей, каштанов и некоторых других деревьев.

Прополис пчёлы используют для заделки щелей в гнезде. Кроме того, бактерицидное вещество это служит для капсулирования пробравшихся в улей и умерщвленных ядом пчелиных врагов, к примеру, мышей. Убитую мышь наружу вытащить пчёлы не могут и покрывают её «саркофагом» из прополиса, оставляя в улье.

Люди тоже давно пользуются прополисом, растворяя его в разбавленном спирте: смочил ранку, пополоскал горло, принял десятка три капель внутрь — глядишь, болезнь отступила.

Что еще можно увидеть на пасеке интересного? Роенье! Когда число пчёл в улье становится избыточным, возникает деленье семьи. Часть пчёл со старой маткой покидает гнездо (опытный пасечник этого не допустит, загодя отселяя излишек пчёл) и в форме шевелящегося кома прививается где-то поблизости. Часть пчёл-разведчиков немедленно отправляется искать новое жилище. Когда находят (неведомо, как оно признаётся пригодным) — рой поднимается с места и поселяется в новом жилище. Явление это летнее. Пасечник внимательно следит за пчёлами, предотвращая роение отселеньем, а если рой все-таки улетел, огребает его — аккуратно ссыпает пчёл в специальное «решето» с покрывалом — роевню. И как только там окажется матка, дело, как говорят, в шляпе: все пчёлы немедля устремляются к матке, и рой переносится в свободный улей на пасеке.

Сами же пчёлы для жизни находят иногда самые экзотические убежища: дупло, стоящий где-нибудь на чердаке ящик, забытое ведро со щелью. Известен случай, когда пчёлы поселились в крыле на приколе стоящего самолета…

Беседу о пчёлах закончим в следующий раз.

В.Песков. «Пчёлочка златая: жужу-жужу-жу…».  «Комсомольская правда», 20.07.2005

http://www.kp.ru/daily/23548.3/42344/

Написать ответ

... : ...